История эко

24.03.2016 13:22Светлана Парсегова

Родить ребенка, единственного и неповторимого – это обычное для одних дело нередко становится недостижимой мечтой для других.

Мечту осуществить помогают высокие медицинские технологии – такие, как процедура экстракорпорального оплодотворения. В Ярославском областном перинатальном центре первые протоколы ЭКО начали осуществлять в апреле 2015 года, и к настоящему времени родились уже 4 малыша «из пробирки».

Ходят парой

Первый ЭКО-ребенок, мальчик, чьи родители прошли лечение в ГБУЗ ЯО «Областной перинатальный центр», появился на свет на православное Рождество, 7 января 2016 года. С тех пор родились еще две девочки и один мальчик.

В очереди перед кабинетом заведующей отделением охраны репродуктивного здоровья Ольги Смирновой сидят супружеские пары – поодиночке сюда будущие родители практически не приходят.

– К нам на консультацию мы обязательно приглашаем обоих супругов, причем неважно, зарегистрирован брак или нет, – рассказывает Ольга Смирнова. – И если к нам обращаются пары, желающие родить ребенка, то в течение полугода мы обследуем мужчину и женщину и доподлинно устанавливаем причины, по которым беременность не наступает, применяем все методы лечения при бесплодном браке. Причины могут быть самыми разными.

Всего за прошедший год процедуру ЭКО здесь провели 107 пациентам, забеременела в итоге 31 женщина. Экстракорпоральное оплодотворение действительно становится одним из способов достижения беременности, когда не помогают иные меры – такие, как лапарогистероскопическая коррекция женских факторов бесплодия, стимулирующая терапия для обоих партнеров, включая гормональную, инсеменацию и другие. И если все напрасно, тогда начинают проводить высокотехнологичные процедуры, включая ЭКО.

– Сам метод ЭКО включает в себя несколько этапов, которые мы используем в зависимости от индивидуальных особенностей родителей будущего ребенка, – рассказывает Ольга Смирнова. – Сегодня, когда значительно вырос мужской фактор бесплодия, нам приходится осуществлять протоколы в том числе с использованием донорской спермы или осуществлять процедуру ИКСИ, когда сперматозоид супруга под микроскопом искусственно вводится в яйцеклетку, извлеченную из организма женщины.

Если отсутствует возможность оплодотворить яйцеклетку жизнеспособным наследственным биоматериалом, тогда используется донорский. В областном перинатальном центре имеется собственный банк спермы, и пациенты могут выбрать донора по каталогу в соответствии с его индивидуальными особенностями – рост, цвет глаз, цвет волос и т.п.

– Для того чтобы стать донором, нужно обратиться к нам, но процедура подготовки и сдачи биоматериала непроста и требует соблюдения ряда условий, – предупреждает Ольга Смирнова. – Вознаграждение за одну сдачу составляет около 1000 рублей. Соблюдение процедуры и требований к мужчине-донору позволяет нам получить качественный наследственный биоматериал, дающий возможность женщинам впоследствии родить здоровых детей.

Жизнь начинается под микроскопом

Протокол ЭКО предусматривает процедуры, готовящие женщину к моменту зачатия, но само оплодотворение происходит вне человеческого организма – в специальной лаборатории, оснащенной самым современным медицинским оборудованием, и под строгим контролем специалистов-эмбриологов.

– В ламинарных шкафах, куда помещаются яйцеклетки и сперматозоиды, и происходит оплодотворение, – поясняет врач-эмбриолог Ольга Волнухина. – Если же у будущего отца сперматозоиды имеют низкую активность, то мы осуществляем оплодотворение яйцеклетки вручную, микропипетками, под мощным инвертированным микроскопом. Затем оплодотворенная яйцеклетка на 3 – 5 дней помещается в специальный инкубатор, где создается и поддерживается естественная биологическая среда женского организма. Каждый день мы наблюдаем под микроскопом, как развивается наша клеточка, если нужно, меняем для нее культуральную среду.

После того как оплодотворенная яйцеклетка на третий – пятый день достигнет жизненной стадии бластоцисты, или эмбриона, ее «переселяют» в хорошо подготовленный организм женщины. Если все пройдет благополучно, эмбрион прикрепится к стенке матки и начнет развиваться, так наступит беременность.

– Обычно мы переносим в организм женщины один эмбрион, реже два, по желанию супругов, – рассказывает Ольга Волнухина. – Оставшиеся эмбрионы замораживаем в жидком азоте, где они могут храниться длительное время. У каждой нашей пациентки имеется своя ячейка в криобаке.

– Чаще всего эти эмбрионы размораживают и вновь используют для переноса в свой организм пациентки, у которых первая процедура ЭКО прошла неудачно, не завершилась развивающейся беременностью, – объясняет эмбриолог Сергей Казанский. – Сейчас у нас есть такие примеры, когда женщина после первой неудачной попытки забеременела в результате подсадки размороженного эмбриона, беременность проходит нормально.

Поодиночке и под контролем

После того как женщина беременеет, она ставится на учет в женскую консультацию при областном перинатальном центре.

– Мы специально концентрируем пациентов у нас, чтобы иметь возможность их наблюдать на всем протяжении беременности, родов и в послеродовом периоде, – рассказывает Ольга Смирнова. – Рожденные дети также будут наблюдаться врачами-специалистами нашего центра вплоть до трехлетнего возраста. Мы планируем собрать полноценную статистику состояния здоровья детей, рожденных с помощью метода ЭКО.

Между тем среди врачей не существует единого мнения о том, что ЭКО-дети ничем не отличаются от своих сверстников, появившихся на свет естественным образом.

– Большинство моих коллег – врачей-педиатров считают детей, рожденных с использованием родовспомогательных технологий (в том числе ЭКО), проблемными, – подчеркивает доктор медицинских наук, завкафедрой детских болезней лечебного факультета ЯГМУ Елена Ситникова. – Это связано с тем важным обстоятельством, что при процедуре экстракорпорального оплодотворения зачатие и развитие эмбриона происходит в условиях, резко отличающихся от физиологической нормы. На здоровье детей, рожденных с помощью ЭКО, влияет множество неблагоприятных факторов: возраст матери, хронические болезни женщин зрелого возраста, необходимость мощной и продолжительной гормональной терапии вне и во время беременности, увеличение частоты преждевременных родов, более низкая жизнеспособность новорожденных, особенно при многоплодной беременности. Широких исследований состояния здоровья детей, рожденных с помощью ЭКО, не так уж много. Зарубежные и отечественные данные свидетельствуют о более высокой угрозе врожденных аномалий, наследственных синдромов, нарушений развития. Но дело здесь не в технологии как таковой, а в неблагоприятных воздействиях на плод в течение беременности.

Тем не менее хотя бы один важный фактор риска – многоплодную беременность – в Ярославском областном перинатальном центре исключают.

– Мы переносим в организм женщины один эмбрион, максимум два, – подчеркивает Ольга Смирнова. – И сегодня это общемировая тенденция, чтобы не создавать дополнительных рисков. А развитие, будущее нашего направления мы видим в обязательной предимплантационной диагностике, когда в организм женщины будут попадать только проверенные, здоровые эмбрионы. Эта мера значительно снизит вероятность патологий у новорожденных и растущих малышей, будет способствовать формированию здорового поколения.

Фото Сергея Белякова

Рождение и молодость

Луиза Джой Браун родилась в больнице Oldham General Hospital , Ланкашир , в результате планового кесарева сечения, проведенного регистратором Джоном Вебстером . При рождении она весила 5 фунтов 12 унций (2,608 кг). Ее родители, Лесли и Джон Браун, пытались забеременеть девять лет. Лесли столкнулся с осложнениями, связанными с закупоркой маточных труб .

10 ноября 1977 года Лесли Браун перенесла процедуру, позже известную как экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО), разработанную Патриком Степто , Робертом Эдвардсом и Джин Парди . Парди была первой, кто увидел делящиеся ее эмбриональные клетки. Эдвардс, как единственный оставшийся в живых партнер, был удостоен Нобелевской премии по медицине 2010 года за эту работу. Хотя СМИ называли Браун «ребенком из пробирки», на самом деле ее зачатие произошло в чашке Петри . Ее младшая сестра, Натали Браун, также была зачат посредством ЭКО четыре года спустя и стала сороковым ребенком в мире после зачатия посредством ЭКО. В мае 1999 года Натали была первым человеком, родившимся после зачатия посредством ЭКО, который родил сама — без ЭКО.

Сегодня исполняется ровно 40 лет первому «ребёнку из пробирки» – жительнице английского графства Большой Манчестер Луизе Браун, родители которой согласились на невероятный тогда эксперимент, окончательно отчаявшись иметь детей. Строго говоря, оплодотворение производилось вовсе не в пробирке, а в обыкновенной чашке Петри, которую сама Луиза в одном из шоу в шутку назвала «местом, где началась её жизнь».

В наши дни экстракорпоральное оплодотворение настолько прочно и широко вошло в быт, что считается едва ли не рутинной операцией. СМИ упоминают аббревиатуру ЭКО только в случаях, когда дети появляются у давно не молодых шоу-звёзд. Дню рождения Луизы Браун ТВ-новости, конечно, уделят положенные для подобных дат полторы минуты, а вот о тех, кто её «создал», вряд ли кто-то вспомнит. Между тем именно благодаря этим двум учёным в мире появились несколько миллионов младенцев, то есть Роберт Эдвардс и Патрик Степто фактически являются «почётными отцами» огромного и постоянно растущего количества детей. Поэтому «Аист на крыше» решил рассказать, с чего начиналась и как проводилась их работа, открывшая новую эру человеческой репродукции…

Единство научных противоположностей

Думал ли доктор Патрик Степто о том, что выпущенная им в 1967 году книга о новых методах в акушерстве и гинекологии изменит всю его жизнь? Вряд ли… Начав практиковать сразу после Второй мировой, он был занят только одним – стремлением изобрести способ, позволяющий «увидеть» органы брюшной полости с помощью миниатюрного устройства, вводимого в крохотный разрез около пупка беременной женщины.

Источник фото:

На разработку революционного по тем временам метода лапароскопии у него ушло два десятка лет, но даже справившись с задачей и успешно применяя своё ноу-хау в больнице Олдхэм (Oldham General Hospital), Степто понимал: работа далеко не закончена, метод надо усовершенствовать. Поэтому, получив письмо от известного в стране физиолога Роберта Эдвардса, заинтересовался изложенным в нем деловым предложением не слишком. Корреспондент объяснял, что, прочитав в недавно вышедшей книге мистера Степто о лапароскопии, понял – они могут быть друг другу очень полезны. Однако искусственное оплодотворение, которым предлагал ему совместно заниматься доктор Эдвардс, не относилось к кругу занимающих его научных тем. Но, так или иначе, они встретились. Разговорились. И практически сразу же начали работать вместе.

«Кроличью» методику Эдвардс пытался перенести на человека, но, раздумывая о провале проводимых в течение нескольких лет собственных экспериментов, пришёл к единственно верному выводу: по своему репродуктивному циклу люди сильно отличаются от прочих млекопитающих.

Найти более не похожих друг на друга людей было бы сложно. Степто – выпускник Лондонского Королевского колледжа и медицинской школы больницы Святого Георгия, разменявший шестой десяток, крайне сдержанный, не терпящий торопливости и не привыкший давать волю мечтам и фантазиям.

Сорокалетний Эдвардс, родившийся в рабочей семье и лишь благодаря собственному упорству прорвавшийся в Эдинбургский университет на курс по генетике животных, – креативный, резкий, вечно горящий новыми идеями.

Как они нашли общий язык, сказать трудно. Но первым документом, под которым стояли две подписи, стал «Свод этических правил», где значилось, что оба обязуются прекратить исследования, если это будет угрожать жизни или здоровью пациентов или их будущих детей. Но при принятии подобного решения не должны учитываться «невнятные религиозные или политические соображения».

Последняя фраза документа свидетельствует: учёные заведомо знали, как будет воспринята их идея стимулировать образование яйцеклеток у женщины, изымать их, оплодотворять в культуральном планшете, затем пересаживать женщине эмбрионы и – ждать рождения ребенка…

Этические и религиозные вопросы

Смотрите также: Моральное богословие Иоанна Павла I

Хотя Брауны знали, что процедура была экспериментальной, врачи не сказали им, что ни один случай еще не привел к рождению ребенка. Это вызвало вопросы об информированном согласии .

В 1978 году, когда его спросили, как он отреагировал на рождение Брауна, патриарх Венеции кардинал Альбино Лучани (впоследствии Папа Иоанн Павел I ) выразил обеспокоенность по поводу возможности того, что искусственное оплодотворение может привести к тому, что женщины будут использоваться как «фабрики по производству детей», но также и отказались осуждать родителей ребенка, отметив, что они просто хотели иметь ребенка.

внешние ссылки

  • BBC профиль Луизы Браун (июль 2003 г.)

Культивирование эмбрионов

Через 16–20 часов после соединения репродуктивных клеток проверяется оплодотворение яйцеклетки. Уже на этом этапе эмбрион может быть перенесен в матку, однако более продолжительное культивирование повышает вероятность получения жизнеспособного эмбриона с наилучшим прогнозом беременности.

Средняя продолжительность культивирования эмбрионов в лабораторных условиях составляет 2–3 дня. Культивирование продолжается до стадии деления, в этот момент лучшие двухдневные эмбрионы состоят из четырех клеток, а трехдневные эмбрионы, соответственно – из восьми клеток. Иногда целесообразно продлить культивирование эмбрионов до 4-5 суток до стадии бластоцисты.

Исходя из графика развития и внешнего вида эмбрионов, можно прогнозировать вероятность беременности. Из эмбрионов с хорошим прогнозом лучший выбирается для имплантации, а остальные эмбрионы высокого качества подвергаются криоконсервации и могут быть использованы позже.

Стимуляция яичников

В процессе обычного менструального цикла в яичниках женщины созревает и отделяется, как правило, одна яйцеклетка, тогда как другие развивающиеся фолликулы отмирают. В цикле искусственного оплодотворения женщина получает гормональное лечение, под действием которого в ее яичниках созревает сразу несколько фолликулов яичника и содержащиеся в них яйцеклетки.

Гормональное лечение планируется для каждой женщины индивидуально. В зависимости от используемого метода лечения, оно длится 2–4 недели. Гормональные препараты вводятся под кожу инъекционно. Контроль над ростом яйцеклеток производится с помощью ультразвуковых исследований, а при необходимости гормональных исследований – посредством анализа крови. Во время гормонального лечения можно продолжать обычную жизнь, ходить на работу и заниматься своими хобби.

Отбор яйцеклеток

Яйцеклетки извлекают из фолликулов яичника через влагалище специальной тонкой иглой под контролем ультразвукового аппарата. Извлечение яйцеклеток из яичников осуществляется под кратковременным внутривенным обезболиванием с локальной анестезией нижней области матки.

За одну процедуры обычно извлекается 10 яйцеклеток, но их количество варьируется.

После извлечения яйцеклеток женщина в течение нескольких часов остается под наблюдением в клинике.

ИКСИ

ИКСИ, или интрацитоплазматическая инъекция сперматозоида (Intra Cytoplasmic Sperm Injection, ICSI) – это метод ВРТ, который применяется при мужском бесплодии, когда количество сперматозоидов в сперме очень низкое или подвижность сперматозоидов значительно снижена. Данный метод лечения также используется в тех случаях, когда стандартная процедура экстракорпорального оплодотворения не представляется эффективной. Перед процедурой ИKCИ женщина проходит курс гормонального лечения, процедуру пункции яичников и переноса эмбрионов тем же образом, что и в ходе цикла экстракорпорального оплодотворения. Из спермы мужчины выделяются подвижные сперматозоиды для интрацитоплазматической инъекции.

При интрацитоплазматической инъекции единичный сперматозоид вводится внутрь зрелой яйцеклетки с помощью стеклянной иглы. Мониторинг оплодотворения и развитие эмбриона осуществляется в том же порядке, что и при экстракорпоральном оплодотворении. При интрацитоплазматической инъекции достигаются такие же результаты, как и при экстракорпоральном оплодотворении.

Марта, 33 года, количество протоколов — 1, удачных беременностей — 1

Многодетной мамой я никогда себя не представляла. Учителем, врачом, переводчиком, даже президентом — да. А вот многодетной мамой быть не планировала. Прожив вместе год или полтора, мы с моей любимой девушкой задумались о детях. Да, мы растили мою старшую дочь, но было совершенно очевидно, что у нас достаточно любви еще на одного, а может, и двоих детей. Открытыми были лишь два вопроса: кому рожать и от кого? После длительного обсуждения решили, что отцом станет наш гетеросексуальный приятель, живущий в другом городе. Главными его достоинствами были удаленность от нас и полная незаинтересованность вопросом воспитания. Хотя и внешность, и интеллект, конечно, тоже!

Первый раз в клинику мы пришли в ноябре 2006 года. Сдали все анализы и получили «зеленый свет» на искусственную инсеминацию. Но она сорвалась, так как в первый раз овуляция произошла за несколько часов до срока. Во второй — оказалась безрезультатной. Слезы, слезы, слезы. Мы попросили нашего друга в последний раз приехать в Москву и решили попробовать ЭКО без стимуляции. Эта «последняя» попытка закончилась ничем: во время пункции врачи достали пустую яйцеклетку. Оплодотворять было нечего, и мы ­решили отказаться от затеи.

Когда врач задала вопрос, буду ли я пытаться еще раз, неожиданно для себя я ответила: «Да!» Так мы с подругой снова пришли в клинику. Было решено не надеяться на чудо и планировать ЭКО со стимуляцией. Врач назначила курс гормональных уколов, увеличивших число яйцеклеток до 8. Наконец настал день, когда яйцеклетки пунктировали и с помощью размороженной спермы нашего друга создали эмбрионов. Через три дня двоих подсадили мне. Остальные шесть остались в клинике и должны были быть заморожены на случай неудачи.

Через два дня нам позвонили из клиники и сказали, что все неподсаженные эмбрионы погибли. Я плакала так, как если бы они были уже рожденными детьми. Казалось, что и тех, кто внутри меня, ждет та же участь. Но наутро я проснулась с огромным раздувшимся животом и ужасно испугалась. Началась гиперстимуляция яичников. Я плакала от боли, не могла ходить, не могла есть, не влезала в одежду. Оказывается, такое происходит у каждой третьей женщины, которая стимулирует развитие яйцеклеток. Наш доктор велела перейти на белковую диету, приехать на капельницы и обнадежила тем, что это верный симптом беременности. На все капельницы мы ездили вместе, и жена держала меня за руку по 4 часа, пока капали глюкозу и белок. В день, когда мне ставили последнюю капельницу, мы узнали, что заветный ХГЧ у нас 117, — это означало, что я беременна. Врачи и медсестры умилялись и плакали вместе с нами.

Сразу же после этого анализа наша жизнь изменилась. Родители, которые до этого скептически поглядывали на «заблаживших» дочерей, приняли решение помогать молодой семье. Перспектива стать бабушками и дедушками вдохнула в них новую жизнь. Еще через неделю мы узнали, что детей двое, и нашей радости стало вдвое больше. Кстати, хочу отметить, что мы были абсолютно открыты как пара для всех врачей, кто нас вел, и отношение к нам было более чем толерантное. Единственной неожиданностью стали начавшиеся на 33-й неделе схватки, которые удалось снять только уже в роддоме. Неделю я лежала под капельницами, скучая по жене и дочке. Видимо, поэтому малышня решила родиться досрочно. Мы появились на свет, недотерпев три часа до 35-й недели.

Первое, что я услышала, очнувшись от наркоза: «Мы ничего не обещаем, все произошло слишком рано». Второе: «Молитесь, чтобы не остались овощами». Принято считать, что детей выхаживают начиная с 28-й недели, но никто не рассказывает о том, что дети на этом сроке имеют огромные риски остаться глухими, слепыми, получить ДЦП.

Мы ездили в больницу каждый день. Снова вдвоем. Снова без единого вопроса от окружающих. Учились держать их на руках. 1700 и 2000 г — ­наши маленькие комочки счастья. Мы учились менять им памперсы, хотя с них слетал даже самый маленький размер. Мы выбирали шапочки, которые будут впору маленьким головкам. Мы учили их есть молоко из шприца и давали соску, чтобы сформировать ­сосательный рефлекс. Мы их выходили и через месяц забрали домой. Дальше… А что, собственно, дальше? Мы привыкли быть многодетной семьей: ходить за покупками, не реагировать на удивленные взгляды прохожих, отвечать на бесконечные: «И мальчик, и девочка? Как вам повезло!» Нашим детям скоро 5 лет. Они совершенно здоровые и прекрасные бутузы. Мы с женой по-прежнему вместе и счастливы. И знаете что? Кажется, мне это нравится даже больше, чем я могла ­себе представить.

«Я вытянула счастливый билет»

– Я думала, в мои 33 года уже ничего не получится. Решила сделать процедуру для галочки, чтобы родители оставили в покое. Чтобы сказать – сделала всё, что смогла, вот же, не получилось. И статистика у этой процедуры не очень хорошая, удачными выходят лишь один из тысячи случаев. Даже при ЭКО не все может получиться, а во время инсеминации шансы совсем маленькие… Но я вытянула счастливый билет, это, конечно, для меня было чудом.

Состояние готовности организма может не совпадать с состоянием готовности мозга. Ты идешь на эту процедуру, а умом ты еще не созрел для нее. Поэтому бывают неудачные случаи. Женщина должна быть к этому готова.

– После процедуры были какие-то изменения в организме?

– Нет, там сделали легкую стимуляцию. Не так тяжело, как на ЭКО. А вот моя двоюродная сестра сделала восемь попыток, все неудачные. Ей 45, стимуляция сильно расшатала ее организм. Ее старания оказались безрезультатны. Из-за стимуляции может наступить преждевременное старение, начаться климакс.

– Что бы вы посоветовали тем, кто не может забеременеть?

– Надо верить – верить, что результат будет… Надо говорить себе, что делаешь это все не зря, все получится. Слушаться врачей. Я все указания врача выполняла. Был такой случай – для проведения стимуляции перед процедурой надо сделать укол. Мы с мужем были на улице, а этот препарат есть не везде. Обошли аптеки – нигде нет. Стали звонить по всем аптекам, нашли, укол сделали. Таким образом, успели.

После рождения первого ребенка наша собеседница забеременела снова, на этот раз сама. Второго ребенка она родила в 38 лет.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *